Добавление новости

######### ##* ##* *###* *#####* ######### ##* ##* ####* *#######* ******### ##* ##* **##* ###***### ##* *## ###* ##* *##* ##* ##* *## *###* ##* *## *### ### *##* ##* ##* *## *#####* ##* *## *##* ###**###* ##* ###* ###*### ##* *## ###* *######* ##* *######* ##* *## ####### *##* *####* ##* *######* ##* *## ####### *##* *##* ##* ****### ##***## ##***## ### ##* ##* ##* *## ####### ##* *## *##* ##* ##* ##* *## ####### ##* *## ### ##* **###** ###***### ##* *## ##* *## ##* ##* ####### *#######* ##* *## ##* *## ##* ##* ####### *#####* ##* *##
icon_gotop
16+
autorisation
Войти | Регистрация
Курсы валют
сегоднязавтра
91.20 91.31
76.20 76.32
Рекламный баннер 990x90px top

Топонимика города К.

2020-10-23


Он же Кёнигсберг, он же Каралявичус: как города области называют за рубежом.

В общественно-политических дискуссиях на региональном, а порой и на федеральном уровнях периодически возникают идеи переименовать населённые пункты Калининградской области. Но в соседних государствах названия некоторых из них вполне закрепились и без каких-либо официальных решений. Рассказываем, как города региона ассоциируются за рубежом и какие причины повлияли на расхождения.


«Калининград зажат между двумя временами — тем, что было „до всего этого“, прошлым, где практически нет длительности в том смысле, что всё это — давно, „до нас“, включая сюда всех предков, — и настоящим», — пишет в статье «Портрет региона: город без своего прошлого» кандидат философских наук, доцент БФУ им. Канта Андрей Тесля.

Разрыв между прошлым и настоящим наглядно проявляется не только в обсуждениях, но и других поводах для дискуссий о переименовании городов области. Очередной такой повод возник в сентябре, когда гражданин Игорь Степанов направил в областную думу прошение о переименовании Калининграда в Кёнигсберг, указав, что действия бывшего председателя президиума Верховного Совета СССР Михаила Калинина были признаны преступными на государственном уровне. В 2015 году на въездах в город появились растяжки на литовском языке «Добро пожаловать в Каралявичус». Мнение о вариантах наименования областного центра (и некоторых других городов региона) периодически высказывают политики, писатели, журналисты и другие деятели.

Тильже, Рагнета, Раушен
Однако всё это — скорее, вопрос пресловутой местной идентичности, который, как верно заметил Андрей Тесля, всегда остаётся для калининградцев больным. Для жителей же близлежащих государств официальные названия населённых пунктов региона имеют не слишком большое значение. В Литве Калининград, как известно, чаще называют Каралявичус. В Германии областной центр ассоциируется с названием Кёнигсберг (Königsberg), а регион — с Восточной Пруссией (Ostpreußen). Указания на прежние топонимы нередко приводят в скобках и немецкие СМИ при упоминании Калининградской области, чтобы сориентировать читателей.

Стереотип для исторической памяти
Как видно, не только за Калининградом, но и за другими населёнными пунктами региона у путешественников закрепились исторические названия. При переименовании городов и посёлков после перехода региона Советскому Союзу их не стали сохранять по ряду причин. Как пишет в одной из своих статей калининградский учёный, доцент БФУ им. Канта Виталий Маслов, власти привлекали к работе по выбору новых названий академические учреждения, обозначив установку постепенно сформировать в исторической памяти советских жителей стереотип о том, что это «исконно славянские земли». Эта установка возникла после выступления Иосифа Сталина на Тегеранской конференции в 1943 году, где он заявил следующее: «Русским нужны были бы незамерзающие порты Кёнигсберг и Мемель и соответствующая часть территории Восточной Пруссии. Тем более что исторически — это исконно славянские земли». Исследователей попросили отыскать старинные русско-славянские названия городов, но их в результате обнаружили только в девяти случаях: Инструч — Инстербург (Черняховск), Рыбаки — Фишхаузен (Приморск), Лабьява — Лабиау (Полесск), Рогнеть — Рагнит, Тапьява — Тапиау (Гвардейск), Губин или Губан — Гумбиннен (Гусев), Столупяны — Шталлупенен (Нестеров), Даркьяны — Даркемен (Озёрск) и Домново — Фридланд (Правдинск).

Для Советска учёные посчитали возможным сохранить литовское название Тильже, так как «город сыграл большую роль в литовском национально-освободительном движении». Однако этот вариант, как и произошедшее от него и прочно устоявшееся наименование Тильзит, отклонили. Маслов указывает, что причиной этому могло послужить негативное отношение к условиям франко-русского Тильзитского мира 1807 года. Исторически верное название областного центра Королевец тоже сочли «неудовлетворительным», так как «король Оттокар II, в честь которого... получил своё первое название построенный замок, принял активное участие в крестовом походе против литовцев, хотя был чешским (славянским) князем».

Власти размышляли и над вопросом сохранения литовских названий. Как свидетельствуют архивные материалы, во второй половине сороковых годов в Совет министров и Министерство иностранных дел РСФСР поступили предложения от Литовской советской социалистической республики о переименовании ряда населённых пунктов. Профессор Повилас Пакарклис, защищавший эту позицию, пояснял, что территория области до прихода Тевтонского ордена была «населена исключительно литовцами», а потому названия местностей в регионе «в подавляющем большинстве являются литовскими». Он полагал, что их следовало бы приспособить к русскому языку, изменив литовские окончания на русские. Но предложение Литовской ССР отклонили по политическим причинам: в идеях Пакарклиса увидели сохранение немецких названий, слегка изменённых литовским транскрибированием. Кроме того, учёный высказывал мнение, что «возможно... со временем, если не вся Калининградская область, то большая её часть будет присоединена к Литовской ССР как область, исторически и географически связанная с Литовской ССР». «С такой перспективой руководство РСФСР не согласилось», — пишет Виталий Маслов.

«Классический случай колониальной политики»
Принципы выбора названий для бывших немецких населённых пунктов, как известно, несколько раз менялись. «Новые имена могли быть даны с учётом прежних русских, польских или литовских наименований населённых пунктов, их географического положения, событий русской и советской военной истории, коммунистической идеологии», — указывает Маслов.

Немецкий исследователь Лангенфельд отмечает, что при переименовании населённых пунктов в регионе Москва взяла на себя только новые райцентры и города областного подчинения. Остальные названия «отдали на откуп» местным властям. Лангенфельд провёл исследование на базе Зеленоградского района, части Гурьевского района к западу от Калининграда, Светлогорска, Пионерского, Светлого и Балтийска и установил, что чаще всего населённым пунктам давали названия, которые существовали в родных местах переселенцев. Основой для названий нередко служила и близость побережья. На третьем месте — флора, фауна и полезные ископаемые, на четвёртом — топонимы в честь героев Великой Отечественной войны и видных участников войны с Наполеоном, на пятом — названия от слов, имеющих позитивную окраску.

«Видные советские деятели в новых названиях были отмечены незначительно. Один из 16 таких деятелей — Калинин», — пишет Лангенфельд. По мнению исследователя, в целом выбранные названия свидетельствуют о русификации, «которая проявляется главным образом в том, что старые названия не сыграли практически никакой роли при переименовании».

Результат этого процесса немецкий исследователь называет «классическим случаем колониальной политики наименований». «Названия в честь политиков и произвольные, символические названия были распространены не только в Советском Союзе, что подтверждается существованием множества населённых пунктов с названиями Вашингтон, Индепенденс (независимость) и Либерти (свобода) в США», — указывает он.

«Деды-прадеды этот Кёнигсберг и переименовали»
Вероятно, все вышеназванные причины объясняют нежелание властей вести дискуссию о переименовании Калининграда и других городов. Последние реплики по этому поводу были высказаны почти два года назад в связи с присвоением аэропорту «Храброво» имени императрицы Елизаветы Петровны. Журналист Леонид Парфёнов тогда предположил, что занялись «не тем наименованием», поскольку «давно надо что-то делать» с названием Калининграда, да и Советску неплохо бы снова стать Тильзитом. В ответ на это губернатор Антон Алиханов заявил, что «наши деды-прадеды завоёвывали Кёнигсберг, но эти деды-прадеды этот Кёнигсберг и переименовали». «В принципе, до середины 13-го века на этой территории жили пруссы, у которых тоже были свои названия. Можем и до этого дойти. Можем именами неолитических стоянок называть какие-то населённые пункты», — высказался глава региона. Алиханов тогда вполне однозначно выразил и позицию региональных властей по поводу переименования Калининграда: «Глядя сейчас на город, хотя мы сейчас занимаемся его благоустройством и приведением в красивый витринный вид, называть его Кёнигсбергом язык не поворачивается. Это Калининград. Не потому, что Калининград хуже или лучше Кёнигсберга, а потому что так его назвали моряки, которые держали эту территорию после 45-го года».

Негласный запрет на обсуждение темы переименования областного центра появился примерно во второй половине 2010-х, в то время как в начале двухтысячных этот вопрос обсуждался в регионе весьма активно. Так, например, Феликс Лапин, занимавший тогда пост главы администрации Калининграда, заявил в интервью радиостанции «Эхо Москвы», что считает возможным вернуть городу немецкое название: «У России, я считаю, была бы гордость от того, что Кёнигсберг — это российский город, в составе Российской Федерации. Может быть, область не стоит называть Пруссией, можно оставить название „Калининградская“, или по-другому назвать — например, Западной Россией». Правда, впоследствии Лапин уточнил, что «ни о каком переименовании» вопрос не стоит, а по радио он просто отвечал на вопрос, заданный в лоб.

О переименовании населённых пунктов региона высказывался и Георгий Боос в период своего губернаторства. «Это вопросы на самом деле сложные объективно. И водораздел очень болезненный. Он проходит в душе каждого человека. И объективно у каждого будет происходить ломка, что ему милее, что милее его сердцу. Советск или Тильзит, Полесск или Лабиау, Гусев или Гумбиннен и так далее. С одной стороны, все эти названия уже стали историческими. Город Гусев назван в честь героя Советского Союза, который штурмовал этот город. Город Гурьевск назван в честь героя Советского Союза, который штурмовал этот город. Многие здесь сложили свои головы. И эти названия стали уже для жителей области родными. И эти названия для них несут не только какой-то внешний антураж, но и какое-то внутреннее содержание. С другой стороны, нельзя не признавать, что у этих городов есть исторические названия. И в этих исторических названиях своя традиция, своя культура, своя история. И нельзя не признавать, что эта история имеет тоже великие события и великие свершения. И, наверное, где-то компромисс всегда будет посередине, с одной стороны, а с другой стороны, наверное, здесь нельзя ничего решать силой», — сказал он в эфире «Эхо Москвы».

В пользу более лояльного отношения к прежним названиям в начале двухтысячных говорит и тот факт, что в 2005 году в регионе проходило празднование «750-летия Калининграда — Кёнигсберга». С другой стороны, ассоциации, закрепившиеся у иностранцев, делают вопросы переименования городов Калининградской области исключительно местной темой. Хотя спекулировать на ней время от времени пытаются не только внутри региона, но и за его пределами. Недавний пример — статья в немецком издании Die Welt под названием «Калининград разыгрывает немецкую карту». В ней автор обращает внимание, что прежние названия городов, написанные на латинице, иногда можно встретить на стендах и табличках в этих населённых пунктах, а молодые поколения «формируют локальную идентичность»: «Если у местной молодёжи спросить, как они называют свой город, который с 1946 года носит имя партийного товарища Сталина Калинина, они в унисон отвечают: „Кёниг“».


В материале приведены выдержки из следующих научных статей:

1. Лангенфельд М. Процесс переименований в Калининградской области / М. Лангенфельд // Калининградские архивы. — 2011. — № 9. — С. 158-171.

2. Маслов В.Н. Переименование районных центров Калининградской области в 1946 г. / В.Н. Маслов // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. — 2014. — № 12. — С. 58-59.

3. Маслов В.Н. Советская академическая наука и формирование исторической памяти при переименовании населённых пунктов Калининградской области / В.Н. Маслов // Историческая экспертиза. — 2016. — № 3. — С. 100-107.

Текст: Елена Калугина. Фото: Виталий Невар / Новый Калининград. Изображения карт — Google Maps
1198

Оставить сообщение:

*#####* *###* *#* ######### *#######* *#####* *### ######### ###***### *###*###* *##* ###****** ##* *## #####* ###* *### *###* ##* ##* *## ######* ##* *## *##* ##* *### ##**### ##* *## *### ##* #####* ##* *## ##* *## ###* #######* #####* ####### ###***### *### #######* ***### ######* ######### ###* ###**** ##* *## ##**** ######### *##* ##* ##* *## ##* ##* *## *###* ##* ###***### ##* ##* *## *##* ###****** *#######* ##* ##* *## ###* ######### *#####* ##* ##* *## *#* #########